Политолог Александр Морозов предположил, что уже в этом году Кремль готов открыто, "официально" отторгнуть Донбасс от Украины. Действительно, в последнее время многие "говорящие головы" режима, как бы проснувшись, обнаружили, что "минский процесс" зашел в тупик. Соглашения не выполняются, и РФ не может более считать свои руки ими связанными. Ситуация невыносима и не может бесконечно оставаться в подвешенном состоянии. А дальше одни говорят о необходимости присоединить Донбасс к РФ, другие - о необходимости признать независимость ДНР-ЛНР по абхазско-югоосетинскому варианту с легализацией российских войск на их территории через "договор". Разумеется - в случае "эскалации конфликта", каковой легко может быть сочтена любая мелкая перестрелка.

Разумеется, никому никогда не приходило в голову, что минские соглашения когда-либо могут быть выполнены. Для выполнения они абсолютно непригодны и не для этого принимались. Просто они давали всем участвующим сторонам возможность на неопределенное время отложить принятие болезненных решений с относительным сохранением лица.

Кремль пытался использовать "минский процесс", для того чтобы постоянной угрозой обострения ситуации продавить новые уступки со стороны европейских стран и Украины. И в конце концов снова накинуть на Украину хомут. Понятно, что по мере того, как возможности выдавливания новых уступок исчерпывались, Кремль терял интерес к "минскому процессу". У него возникало желание, во-первых, зафиксировать уже полученную добычу, а во-вторых, наказать противника за неуступчивость.

Новая наглая аннексия, да еще в центре Европы, будет настоящим кошмаром для западных элит. Она будет означать окончательную смерть сложившегося после Второй мировой войны международного порядка. Категорический запрет на отторжение одним государством территории другого государства был его основой основ. Этот принцип не только был записан в базовых международно-правовых документах. Там было записано много чего еще, что на деле не соблюдалось никем или почти никем. Но этот принцип к тому же еще и соблюдался при всеобщем молчаливом согласии и несмотря на глубочайшие противоречия между главными мировыми игроками. И поддерживался совместными мерами против тех, кто пытался его нарушить. Только это и позволяло поддерживать какую-то стабильность в расколотом на противостоящие группировки мире.

Если вероломная аннексия Крыма нанесла этому каркасу международных отношений тяжелейшие повреждения, то аннексия Донбасса будет означать именно окончательную смерть современного миропорядка. Все государства почувствуют, что никакие международные институты уже никого не сдерживают, никакие правила не действуют. Полагаться можно только на собственную силу и наглость либо на более сильного покровителя. Это будет означать, что аннексии сможет осуществлять не только обладатель ресурсов, позволяющих причинить неприемлемый ущерб всем остальным, но и любой мелкий хищник, заручившийся покровительством крупной державы. И никто не сможет предсказать, какие трещины пойдут по всей архитектуре международных отношений, куда задвигаются материковые плиты и какие поднимутся цунами.

Есть мнение, что Путин ломает "систему сдержек" современного миропорядка намеренно. Что он считает этот миропорядок (как и доминирующую роль Запада в нем) изжившим себя и обреченным. И хочет стать его могильщиком, чтобы обеспечить себе место если не председателя, то сопредседателя Земного Шара в будущем "постялтинском мире". Стремится обрести свободу рук, как к этому стремился Гитлер, прицельно ломая сдержки и правила "Версальской системы".

Западные лидеры дали Путину достаточно оснований рассчитывать, что и они продолжат вести себя как в 30-е годы. В западном истеблишменте по-прежнему широко представлены так называемые "путинферштейеры", о которых Александр Морозов пишет в своей предыдущей статье. Это те, кто призывает понять и уважить Путина. Они считают, что единственное, чего хочет Кремль, - это чтобы к нему не приставали с правами человека и не пытались интегрировать в "Запад" государства постсоветского пространства, каковое Кремль считает своей вотчиной. То есть чтобы его "оставили в покое". Они не могут понять, что это Кремль не собирается оставлять в покое их.

Запад действительно ослаблен кризисом. Главная угроза, с которой он столкнулся, - повсеместное наступление правоконсервативных сил, на знамени которых написано "Каждый за себя!". Путинская Россия - тоже проявление этого кризиса, часть мирового "правого реванша". Путин последовательно сталкивает мир к торжеству принципа "каждый за себя". На этом и строится весь его расчет, именно такой мир ему и нужен. В таком мире главным конкурентным преимуществом являются не успехи в науке, технике и экономике, а наглость и жестокость. Пониженная чувствительность к массовой гибели людей.

Конечно, путинская Россия недолго будет обладать этим преимуществом. В том "парке Юрского периода", в который она сталкивает мир, быстро озвереют, одичают и другие игроки. Те, которые намного превосходят РФ по ресурсам. Но это все равно будет глобальная победа Путина. Долго и мучительно вырабатывавшихся цивилизацией правовых и этических ограничений насилия и жестокости, обмана и разбоя в этом "прекрасном новом мире" не будет.

В этом мире никто даже не вспомнит не только о "праве на самоопределение населения Донбасса", о котором на днях так трогательно вспомнил один граф из как бы парламента. В этом мире никто не вспомнит о гораздо боле простых и базовых правах оного населения, когда оно попадет под зачистку. Кроме разве что пары психов-правозащитников.

Запад пытается сдерживать Путина, отвечая на его агрессию как бы вполсилы. Оставляя изрядную долю возможностей как бы про запас в качестве угрозы на случай дальнейшего наращивания путинской агрессии, с одной стороны. Не загоняя крысу в угол, оставляя ей лазейку для возвращения в хорошее общество - с другой. Но в результате растет не цена наращивания агрессии для Путина. Растет цена нейтрализации этой агрессии для Запада. И если в начале войны на Донбассе, для того чтобы остановить Путина, было достаточно простого размещения войск НАТО на территории Украины, в случае формальной аннексии Донбасса этого будет уже явно недостаточно. Нужно будет продемонстрировать готовность эти войска использовать, причем первыми. В противном случае Донбасс, как и Крым, не станет последним.

Сохранить пусть во многом несовершенный, но все же относительно человечный современный мир невозможно, не осознав, что Путин является его смертельным врагом. Такой же смертельной угрозой, какую представлял Гитлер самой возможности существования относительно человечного мира. Что к нему так и надо относиться - как к новому Гитлеру. А к его приверженцам - как к приверженцам Гитлера. Им можно сочувствовать. В них можно видеть жертв промывки мозгов. Но только нельзя забывать, что спасти наш мир нельзя иначе чем нанеся стратегическое поражение путинской России. И это поражение уже не может быть чисто политическим. Рано или поздно встанет вопрос о военном ответе. Иногда за человечный мир надо воевать.

Александр Скобов

grani.ru

! Орфография и стилистика автора сохранены